Фэндом: Марк Твен «Приключения Тома Сойера»
Название: Дороже бриллиантов
Оригинальное название: Lights Like Diamonds
Автор: magnus_leo
Перевод: Лис
Бета: Маграт
Разрешение на перевод получено
Ссылка на оригинал: community.livejournal.com/covenites/127620.html
Пэйринг: Том Сойер/Гек Финн
Рейтинг: PG
Жанр: romance/general
Примечание: действие происходит до событий книги.
Перевод для Маграт


Ничего не может быть прекраснее июльского утра, и Том всегда наслаждался им на полную катушку. Ещё не было восьми, когда Томас Сойер, самопровозглашенный король Санкт-Питерсберга, штат Mиссури, прихватив у тёти Полли красное яблоко, шагал по улице, залитой ярким утренним солнцем. Определенной цели у него не было, он просто отправился «куда-то туда» – так он выражался, когда собирался поискать приключений в неизведанных местах. Правда, после двенадцати лет целеустремленных исследований осталось не так уж много мест «где-то там», зато была куча мест «прямо тут», которые, к сожалению, порядком наскучили старине Тому.

Когда Том отправился на прогулку, сонный город только начал просыпаться. Весело напевая и вгрызаясь в яблоко до сердцевины, Том подошёл к новым рыночным палаткам, которые только-только начали устанавливать.

Фруктовые ряды расцвели, когда покрывавшую корзины мешковину сняли, и плоды с ягодами перегрузили в пустые корзины. Том закончил завтракать, оставив от яблока аккуратный огрызок, потом остановился и принялся глазеть, как разворачивают палатки. Слева огромный зонт отбрасывал тень на закопчённый гриль и початки свежей кукурузы, которые к полудню должны были превратиться в восхитительное. А ещё повсюду были палатки, заваленные грудами помидоров, огурцов и сладких жёлтых тыкв, и стоял ларёк с развешанными колбасами и цыплятами. Глаза Тома загорелись при виде деревянного ларька, уставленного банками со свежими красно-белыми мятными леденцами.

Умело спрятавшись, Том дождался, пока продавец отвернется, и с несвойственным подростку изяществом и проворством, метнулся к прилавку и схватил из плетёной корзины пригоршню леденцов. Набив ими карман и сунув один в рот, Том помчался от рынка и направился подальше от центра города, смакуя сладость мяты и яблока.

Через десять минут он стоял на краю пирса, прикончив леденцы – без приключений, которыми можно похвастаться. Решив сохранить парочку на потом, Том растянулся на пирсе в надежде, что на этот раз приключения не заставят себя ждать.

К счастью, Тома, который ненавидел ждать даже больше, чем воскресную школу, скоро встретило приключение в виде быстроногого Гекльберри Финна, который с горящими от волнения глазами мчался вниз по поросшему травой холму.

– Том… Том! – позвал он, остановившись и едва не навернувшись с края пирса.

– Уж не Гек ли это? – заметил Том, садясь.

– Том, ей-богу, мне надо тебе кое-что показать!

– Ну так давай.

– Только я не могу прямо сейчас, – Гек тяжело дышал.

– И ты только для этого бежал и вопил?

– В смысле, не могу показать прямо тут – тебе надо пойти со мной.

Том нетерпеливо вскочил. Конечно, валяться на пирсе здорово, но когда нечем заняться, это становилось уже утомительным, и Том под любым предлогом готов был сбежать.

– Ну так пойдем, – бодро отозвался Том.

– Только сначала поклянись, что никому не скажешь.

– Клянусь. Гек, ты же меня знаешь.

– Знаю, но поклянись своей тёткой, что не скажешь, ладно?

– Клянусь добрым именем тёти Полли, что никому не скажу, – Тому не терпелось услышать рассказ друга.

– …и пусть твоё сердце предателя остановится, если ты…

– …хоть кому-нибудь скажу. Да, да, клянусь.

– Ладно. Смотри, – Гек вытянул из-за пояса штанов длинный кожаный свёрток.

– Что это? – зачарованно спросил Том.

Гек вытащил из ножен великолепный серебряный кинжал. Рубины, сапфиры и изумруды вспыхнули на утреннем солнце. От рукояти до острия вились серебряные узоры, а лезвие было как бритва. В глазах мальчишек он выглядел просто совершенством, венцом оружейного дела.

– Гек! – изумленно сказал Том, – У тебя есть… боже правый… у тебя есть…

– Пиратский нож, – откликнулся тот, дьявольски ухмыляясь.

– Где взял? – Том был чуть жив от восхищения и зависти.

– Секрет, – таинственно сказал Гек, убирая кинжал обратно в ножны.

– Хватит дразниться! Да всем известно, что стянуть у тебя не хватит духу, так что, наверно, нашёл или кто-нибудь тебе его дал.

– Да, Том, недостанет. У меня слишком твёрдые моральные принципы, чтобы воровать, подобно тебе, – Гек будто повторял чьи-то слова (так оно и было – отец Спрэг говорил такое, когда Финн последний раз заглядывал в церковь, – лет этак сто назад).

– Ну, здорово, только скажи, откуда это у тебя, Гек? Пожалуйста!

– Я ж сказал – секрет.

– Ну я же тебе рассказываю обо всём, что нахожу. Это нечестно!

– Хм, – драматичный вздох, – наверное, тебе можно сказать. Но поклянись…

– Клянусь!

– Ладно, иди за мной.

И они пошли. Уже через несколько секунд Том нёсся вслед за другом. Они бежали вниз по берегу реки к таинственной цели. Это было здорово – мчаться вот так неизвестно куда. Том благодарил высшие силы за такого чудесного друга как Гекльберри Финн.

– Ещё не пришли? – запыхавшись, Том догнал Гека и зашагал рядом.

– Почти, – коротко ответил тот, пробираясь среди кустов и прыгая по камням и бревнам, преграждавшим им дорогу.

И вот они добежали до устья великой реки, огибающей городок. Высокие дубы и кизил, растущие на берегу, наблюдали, как мальчики прыгали с камня на камень, пробираясь по направлению к островку посреди реки. Кое-где приходилось идти вброд, вода была им по колено, но это казалось чем-то вроде игры в чехарду – вот так по-кошачьи прыгать с одного камня в середине потока на другой.

Наконец, промочив ноги и ободрав колени, они добрались до острова. Том, чья жажда приключений не утихла от трудного пути, нетерпеливо всматривался в переплетение ветвей, будто ожидая, что сейчас оттуда выпрыгнут пираты.

– Нам дальше, – сконфуженно сказал Гек.

И они понеслись, по гнилым бревнам, покрытым бархатным мхом, под тонкими ветками обугленных молнией деревьев, сквозь колючие кусты, в заросли высокого изумрудного тростника. Дальше, и глубже, и отчаянней, пока не вбежали под плотный навес из ветвей, заслоняющий солнечные лучи, на коричневые мёртвые листья, устилающие землю.

Тома начали одолевать сомнения, и он поинтересовался:

– Гек, а мы правильно идём?

– Точно.

– Уже здорово темно.

– Вдова Дуглас говорит: ночь темнее всего перед рассветом. Пошевеливайся, Том!

После получасового похода через пугающе тихий лес Гек остановился. Том слышал только шум и грохот потока, сквозь который прорывались бренчанье гитары, звон бубна, смех и чьи-то голоса. Гек осторожно прокрался через колючие тёмные зелёные кусты, которые загораживали им путь, позвав Тома за собой. Раздвинув травяную завесу, мальчики очутились на поляне – поляне, заполненной людьми.

– А, Гекльбрри Финн собственной прсоной, – со странным акцентом сказал седой человек.

– Здорово, – потряс ему руку Гек. – Это Том. Том Сойер.

– Дружок твой?

– Самый лучший, – гордо ответил Гек.

– Можно ему доврять?

– Я бы ему и свою жизнь доверил.

– Тогда ладно! Добро пожаловать, Том, – сказал человек, протягивая руку обрадованному Тому, который нервно её сжал. – Ну что, парень, хочешь узнать, кто мы такие?

– Да, сэр, – ответил мальчик.

– Я – О'Грейди. Мы с приятелями, мы странствуем, идем вниз по реке, ищем приюта где можем. Мы – те, кого вы, народ, называете речными крысами.

– Нет, сэр, – ответил Том, – я зову вас пиратами!

Человек засмеялся: – Есть! Пираты. Значится, мы из Ирландии, но плывём на лодке из Нью-Йорка, чтобы поискать жизни получше, так? И вот мы тут оказались.

Том был ни на шутку взволнован. Настоящая банда пиратов – из Нью-Йорка! – здесь, в Mиссури. Гек этим сюрпризом действительно превзошел сам себя. Тома быстро представили остальным – Мэгу, Шону, Джиму, Дойлу, Бессу, Джонасу, Чарли и Лайаму – и он пожал каждому мозолистую руку. Скоро он уже сидел у походного костра с внушительным куском консервированной оленины и слушал разговоры речных крыс.

– Так это вы дали Геку нож? – влез он в разговор.

– А! Чёрт побри, я и забыл про тот нож. Учти, Гек, мы здесь твоего воровства не потерпим. Думаешь, что можешь провести компанию воров? Ха! – Гек неохотно вернул драгоценный клинок. – А, ну да, мы сами ему это дали – парень сказал, что хочет его кое-кому показать, а я ему вполне довряю и, значится, решил дать поиграться в пирата.

И О'Грейди принялся рассказывать историю кинжала: – Когда мы ещё были в Ирландии, мой брат Джим и я, мы прбрались в Лондон. И когда там оказались, улеглись спать прямо у Тауэра. Слыхал о таком вообще? – Том кивнул. – Значится, мы внизу у Тауэра, так? А мы слышали про всякие дргоценные камни, кролевские богатства, кторые там прячут, так? Так Джим и я, мы привязали веревку и забрлись по стене на Тауэр! Мы были в сотне футов над водой, но врёвка нас држала, так? Значится, мы забраемся в окно, хватаем горсть драгоценных камней и сползаем назад. Сейчас мы все эти камни продали, но кинжал я сохранил. Красивый, да? – Том горячо закивал – он был готов взорваться от восторга. Воры, бандиты, драгоценные камни – да это гораздо лучше Рождества!

День прошел за разговорами и играми, и даже пару раз компания сплясала под веселую мелодию, которую сыграл на гитаре Страшный Пират О'Грейди. Том и правда редко так здорово проводил время. К своему разочарованию он понял, что не все пираты – кровожадные злодеи (такими Том восхищался больше всего), но сейчас он этому был даже рад – значит, его не убьют и не поджарят на обед!

Праздник закончился, когда солнце начало садиться, окрашивая небо на западе медным и фиолетовым.

– Гек, Том, – сказал О'Грейди, – вам пора держать курс обратно.

– Ну, О'Грейди, можно мы останемся у вас подольше? – жалобно воскликнул Том.

– Чтобы твоя мать умрла от беспокойства? Мой ответ – «Нет», молодой человек. Теперь идите своей дрогой, прни, завтра мы ещё будем здесь.

– У меня нет матери, только тётка.

– И она о тебе заботится, да? Ступай домой, Том, больше не хочу об этом слышать.

Том и Гек неохотно попрощались с друзьями-пиратами и направились через лес назад.

До края острова они дошли в сумерках, и, вместо того, чтобы перебраться на другую сторону реки, уселись на большом камне у воды – перевести дух и успокоиться. Они сидели рядом, опустив ступни в чёрную как смола воду и дружески болтая.

– Это было что-то! – сияя, заявил Том, качая ногами.

– Точно, – задумчиво ответил Гек.

– И что теперь будем делать? – в Томе всё ещё бушевал бунтарский дух, и домой ему идти не хотелось.

– Ну, особо рассчитывать не на что, – Гек прикусил травинку и уселся поудобнее.

– Тогда давай просто посидим, – Том был доволен таким решением. И они сидели, болтая ногами в прохладной воде, наблюдая, как паромы пересекают реку и огни на бортах отражаются в тёмной воде будто звёзды. На небе засияла луна и залила мир тусклым, синим светом. Выдры так и сновали в воде, а еноты, которых неподвижно сидящие мальчики не пугали, умывались в нескольких футах от них. Всё казалось безмятежным и простым в этот вечерний час, и это был прекраснейшее завершение дня пиратов и речных крыс.

Разговор, и дружеские толчки в плечо, и истории, и смех плыли между друзьями будто огромная невидимая радуга. Мальчики махали и свистели проходящим паромам, усыпанным маленькими белыми огнями – если прищуриться, огни походили на дружно танцующих светлячков. Сверчки стрекотали хором, а лягушки-быки громко квакали. Это в самом деле был чудесный вечер.

Время шло к полуночи, и у Гека начали слипаться глаза.

– Кажется, пора расходиться, – сонно сказал он.

– Ну да, – согласился Том. – Только давай подождем минутку. Я бы хотел сначала кое-что сделать.

Гек дружелюбно посмотрел на Тома и толкнул его в бок: – Что?

– Я не уверен, просто думал об этом...

– Ну, так ты мне скажешь?

– Конечно. Только не знаю, как.

– Просто начни, а потом продолжи.

– Мы ведь друзья, да, Гек?

– Лучшие.

– Ну, я просто подумал, что мне бы хотелось тебя поцеловать.

Гек недолго помолчал, обдумывая предложение. Он повернулся и любопытством посмотрел на Тома: – Я никогда не целовался.

– Я несколько раз целовал Эми Лоренс после школы.

– И как, понравилось? – с интересом спросил Гек.

– Ну, да.

– Ладно, я хочу попробовать, – сказал Гек. Том пододвинулся к нему и повернул голову. Гек взглянул на него и спросил: – Надо немножко наклониться – вот так, да?

– Конечно.

И они это сделали. Гек закрыл глаза – он видел, что так поступали взрослые, наклонился вперед и почувствовал, как его губы коснулись Тома. Мягко… вкус мяты… Геку поцелуй показался довольно приятным, и он немного подался вперед, удобнее прижимаясь губами. Он сильно втянул носом воздух. Целоваться ему нравилось всё больше и больше. Том бессознательно опустил руку на его затылок и вцепился в пряди грязных темно-каштановых волос. Поцелуй продолжался ещё несколько секунд и незаметно прервался, хотя приятное чувство осталось.

Том открыл глаза и увидел, что Гек улыбается:

– Кажется, мне понравилось.

– Мне тоже.

– Повторить хочешь?

– Ещё бы!

Они снова подались вперёд и соприкоснулись губами – на этот раз почти не колеблясь, они уже знали, как это здорово, и целовались с большим энтузиазмом. Гек вцепился в грязные белокурые волосы Тома – как Том в его. Они наклонились друг к другу, всё сильнее прижимаясь губами. Скоро в рот Гека проник маленький розовый язык Тома, и Гек ответил – ощущение было потрясающим. Языки украдкой соприкоснулись, легко касаясь губ, а иногда и зубов. Страшно довольные, друзья прервали второй поцелуй. Оба улыбались до ушей.

– Ладно, – поднялся Гек, – пора идти. – Он протянул руку Тому, и тот сжал её.

Они пересекли реку, прыгая с камня на камень, пробираясь вброд, пока не дошли до берега. Ступая на траву, Гек сказал: – Ну, спокойной ночи.

– Ага. Ты завтра будешь здесь?

– Устроюсь за таверной в пустой бочке из-под сахара.

– Спокойной ночи, – сказал Том, быстро обняв Гека.

Короткий взмах рук на прощание – и пути друзей разошлись, но на сердце у них было легко. Том не мог не улыбаться, и в глубине души он знал, что Гек тоже улыбается.

@темы: другие фэндомы, слэш