Название: Мы слепы, если влюблены
Оригинальное название: In Love, We Are Blind
Автор: noticeably
Переводчик: Лис
Бета перевода: Маграт
Ссылка на оригинал: community.livejournal.com/sirry_slash/105064.ht...
Разрешение на перевод: отсутствует, автор исчез из Сети
Пейринг: Сириус/Гарри
Рейтинг: PG
Жанр: романс, а может, флафф
Саммари: «Когда это случилось, мы вдруг перестали соображать»
Предупреждения: AU, ООС, написано до седьмой
Примечания: написано для sirry_slash по заявке «Пост-Хогвартс, Сириус жив». Переведено на фест сообщества «Гарри/Сириус»
Дисклеймер: персонажи принадлежат Дж.К. Роулинг

Для воскресного полдня в Хогсмиде многовато народа, подумал Гарри, шагая в шумной толпе по Хай Стрит с несколькими сумками в одной руке и пытаясь удержать кучу пакетов в другой.

На самом деле количество людей его не удивило. В конце концов, до Рождества всего несколько дней, и возбуждённая толпа, снующая вокруг – признак того, что большинство посетителей Хогсмита или только что закончили делать покупки, отложенные на последнюю минуту, или, как Гарри, только что начали.

Направляясь прямиком к Зонко, Гарри старался высмотреть указатель «Хромой переулок». Наверняка его будет нетрудно найти, подумал он.

Дом затерян где-то в центре городка, между магазином О'Требьен и Зонко, если Гарри правильно запомнил. Или, может, возле мадам Паддифут, со вздохом подумал он.

Гарри с сожалением признал, что следовать указаниям он никогда не умел.

Потребовалось ещё час блуждать, шесть раз остановиться, чтобы спросить дорогу, четыре раза – чтобы поздороваться с бывшими одноклассниками, и трижды заглянуть к Розмерте промочить горло, прежде, чем он наконец заметил указатель «Хромой переулок» сразу за почтовым отделением. Радостно воскликнув, Гарри направился туда, стараясь никого не задеть и ничего не выронить.

Хромой переулок – длинный ряд почти одинаковых коттеджей, стоящих у подножия небольшого холма. Каждый дом, не мог не признать Гарри, был безупречен, и переулок очень напоминал Прайвет Драйв. Гарри не понимал, чем это место могло понравиться кому-то вроде Сириуса.

Бросив вещи у крыльца, Гарри бросился к двери и постучал: раз, другой. Не получив ответа, он попытался дёрнуть дверь – она оказалась запертой, а потом – заглянуть в окно, проверить, нет ли кого внутри.

Гарри подождал ещё минут десять, и только взял сумки и собрался отправиться обратно в Хогвартс, как ему на плечо опустилась тёплая рука.

Он повернулся, чуть не выронив пакеты, и встретился взглядом с Сириусом Блэком, которого, похоже, происходящее развлекало:

– Привет, Гарри. Чему обязан удовольствием тебя видеть?

– Хм. – Гарри попытался скрыть смущение. – Привет, Сириус. Ты как?

– Отлично, – ответил тот, с удивлением уставившись на крестника. – Зайдёшь?

Боюсь, особых разносолов у меня нет, но что-нибудь съедобное найдётся.

– Ой, нет, – слегка усмехнулся Гарри. – Мне нужно вернуться в школу меньше чем через час. Я просто зашёл поздороваться.

– Ясно, – тихо отозвался Сириус.

Они немного помолчали, потом Гарри заговорил:

– Где ты был?

– В смысле?

– По воскресеньям ты обычно дома.

– Ну, – моргнул Сириус. – Я был в Хогвартсе. Со мной хотела поговорить Минерва.

Гарри нахмурился, вспоминая, когда крёстного вызывали в Хогвартс последний раз. В результате его чуть не убили.

– Всё нормально?

– А что может быть ненормально?

– Хм, ну, в общем, мне просто интересно.

– Минерва предлагает мне работу, – произнес Сириус, странно глядя на него.

– Здорово! – обрадовался Гарри. – Какой предмет?

– Чары.

– А, Филиус наконец решил уйти? – пробормотал Гарри скорее себе, чем крёстному. – Он говорил об этом перед началом семестра, но я решил, что он подождёт до следующего года.

– Минерва сказала, что ему хочется путешествовать. Вроде бы на Тибет.

– Думаю, я его в этом винить не могу, – Гарри взглянул на Сириуса: – Ну, и ты собираешься соглашаться?

– Я… эээ, – тот секунду помолчал. – Да не знаю.

Гарри вдруг почувствовал почти неудержимое желание ударить крестного, чтобы объяснить ему – нельзя упускать такую замечательную возможность. Он был очень горд, когда вместо этого он тихо, безразлично выдавил:

– Да?

– Я просто не уверен, что это для меня, – негромко продолжил Сириус, опустив взгляд. У Гарри сложилось впечатление, что он тщательно подбирает следующие слова. – Не уверен, что именно там я… ну… должен быть.

– Да? – повторил Гарри – больше ничего ему в голову не пришло.

***

– Он, видите ли, не уверен, что это для него! Представляешь? – прорычал Гарри, сердито вонзая лопату в землю. – Конечно, это для него! Сириус стал бы классным учителем, разве нет?

Невилл секунду задумчиво смотрел на друга:

– Гарри, как только закончишь копать, туда надо будет побыстрее посадить цветы. Если они долго остаются на холоде, то сердятся и могут плюнуть на тебя ядом.

– Чего? – заморгал Поттер и уставился на Невилла: – Да ты слышал хоть слово из того, что я говорил?

– Конечно, слышал, – тихо ответил Невилл, потирая бровь рукой в перчатке. – Я правда не знаю, что сказать. То, что преподавание подходит нам или Ремусу, ещё не значит, что оно подойдёт и Сириусу.

– Ему это будет полезно, – убеждённо произнес Гарри. – Ему надо чаще выбираться.

– Гарри, да он дома не бывает, – чуть заметно усмехнулся Невилл. – Он или здесь, в Хогвартсе, с тобой или Ремусом, или у Рона и Луны, или навещает Фреда и Джорджа. Я даже не понимаю, зачем он купил этот коттедж. Пустая трата денег – он ведь там не живёт.

Гарри слегка нахмурился:

– Дело не в этом.

– А в чём тогда? – удивился Невилл.

– Он сказал... – Гарри помялся, сомневаясь, стоит ли продолжать. – Сказал, что не знает, нужно ли ему быть здесь.

– Ну так нужно?

– Не понял, – опять нахмурился Гарри. – Что ты имеешь в виду?

Невилл стоял и задумчиво смотрел на друга:
– Что я имею в виду? Есть ли здесь для него что-то своё? Преподавать здорово, Гарри, но мы оба знаем, что это не единственная причина, по которой мы решили работать в Хогвартсе.

Гарри долго смотрел под ноги: – Я не…

– Я согласился на пост преподавателя гербологии, поскольку это кое-что… ну, единственное, в чём я хорошо разбираюсь. Хотя не буду отрицать – отчасти повлияло то, что здесь Ремус. – Он секунду помолчал и продолжил: – Ты здесь потому, что кроме Хогвартса дома у тебя никогда не было, и ты не хотел без него остаться. А ради чего должен согласиться Сириус?

Гарри ломал голову, пытаясь найти причину, которая бы не прозвучала глупо и эгоистично, но единственное, что приходило на ум – «Ради меня».

Ради меня. Меня. Меня.

***

– Кажется, со мной что-то не так.

– Бродяга, десятый раз повторяю – всё с тобой в порядке.

– Лунатик, ты просто не понимаешь, – ответил Сириус с лёгким упрёком, слегка наклоняясь вперед и упираясь локтями на стол. – Мы с Гарри всегда могли поговорить друг с другом. Раньше у нас не было никаких проблем. Теперь всё это вдруг стало как-то по-другому. Будь ты там вчера в полдень… Так неловко я себя с ним не чувствовал с тех пор, как… ну, знаешь… С нашей первой встречи.

Ремус взглянул на него и нахмурился. Не успел Сириус и глазом моргнуть, как он дотянулся до янтарной бутылки, стоявшей рядом на столе.

– Думаю, тебе хватит, Бродяга.

Сириус нахмурился: – Дай мне чёртову бутылку, ты, проклятый идио…

– Нет.

– Ну, возьму другую.

Ремус фыркнул: – Бродяга, ты сейчас даже прямо пройти не сможешь, не то что бутылку найти.

Сириус раздраженно скрестил руки – Ремусу это напомнило обиженного ребёнка. Почему-то этот жест его успокоил – друг постоянно так делал, когда они были школьниками. Семь лет назад, сразу после побега Блэка, Ремуса вовсе не радовало, что тот по-прежнему способен на такой жест. Сириус был таким больным, таким опустошённым. Однако сам факт, что теперь это его радует, сказал Люпину, какой долгий путь прошёл Бродяга, насколько с тех пор исцелился.

– Давай заключим сделку, – начал оборотень, понимая, что, наверное, будет сожалеть об этом утром, когда придется иметь дело с похмельным Сириусом. – Расскажи, что тебя так расстроило, и я налью тебе ещё.

Ремус смотрел, как друг некоторое время пытался врубиться в сказанное, и, наконец, когда прошла чуть ли не вечность, тот кивнул: – Идёт.

Ещё одна долгая пауза, и затем: – ...Ну и…?

– Что? – уставился на него Сириус.

– Бродяга, – вздохнул Ремус, – что тебя расстроило?

– Минерва предложила мне работу.

– И что в этом плохого?

– Лунатик! – слегка пошатываясь, Сириус вскочил и посмотрел на друга. – Всё гораздо сложнее! В смысле – откуда мне знать, что именно это я должен делать? Что мне сейчас нужно?

– А, – заморгал Ремус, не найдя, что ответить. – Ну, ты... Ну… ниоткуда, наверное.

– Ниоткуда?

– Да, – кивнул оборотень. – Бродяга, нет инструкции, в которой объясняется, как нам жить. В конце концов, делай то, что считаешь правильным. Хочешь работать в Хогвартсе – работай. Не хочешь – не работай.

Сириус нахмурился: – Не так уж это просто, Лунатик.

– Такие решения лёгкими не бывают, – с сочувствием произнес Ремус, налил ещё стопку и толкнул её по столу к Сириусу. – Именно поэтому они такие важные. Вот что тебе действительно нужно сделать – взвесить все за и против.

Сириус мог привести навскидку по крайней мере тридцать причин, почему он не может работать в Хогвартсе. И только одну, по которой должен. Забавно, подумал он – эта причина, кажется, перевешивает остальные.

***

– Ты снова смотришь.

Гарри, надеясь остаться незамеченным в толпе, впился взглядом в приближающегося человека. Символично, угрюмо подумал он, что именно Невилл обнаружил его прячущимся за углом:

– Что?

– Ты опять смотришь на Сириуса, – повторил Невилл, вручая ему один из принесённых бокалов. – Если будешь продолжать, рано или поздно он это заметит.

– И не думаю, – буркнул Гарри, слегка отодвинувшись. Вообще-то, он смотрел, но ни за какие коврижки в этом не признается. – Ну, совсем немного.

– Гарри, на моей памяти ты делаешь это в сорок второй раз. – Невилл едва сдерживал усмешку.

– Ты считал?!

– Да ладно, делать-то особо нечего, – пожал тот плечами. – Тебе надо прятаться получше, а то тебя постигнет жестокое разочарование.

Гарри изумился: – Я… что…

– Ты и впрямь воображаешь, что никто не заметил? – ухмыльнулся Невилл, и это не было похоже на его обычную милую улыбку. Так многозначительно усмехалась Гермиона, когда знала что-то, чего не знали Гарри с Роном. – Не так уж ты хорошо это скрываешь.

– Замечательно я всё скрываю, – огрызнулся Гарри. Он нахмурился, потеряв слова. – Слушай, я о том…

– Думаю, тебе надо с ним поговорить.

Гарри считал так же.

***

– Сириус!

Сириус замер и быстренько прикинул, нельзя ли нельзя ли как-нибудь незаметно улизнуть. Он весь вечер пытался избегать Минервы, и до сих пор его попытки – затеряться в толпе, подговорить Рона отвлечь её и даже спрятаться среди растений – увенчались успехом. Но Сириус должен был понять, что вечно продолжаться так не может – не такой уж он счастливчик.

Тихо вздохнув, он повернулся и заставил себя весело улыбнуться: – Mинерва! Как я рад вас видеть!

– Тебя нелегко найти, – ответила она. Под этим взглядом Сириус снова почувствовал себя пятнадцатилетним, и он едва удержался, чтобы не убежать. – Я весь вечер искала.

– Правда?

– Правда. Ты подумал над моим предложением?

– Да, подумал.

Секунду она смотрела на него: – Решил?

– Ещё нет.

– По какой-то особой причине?

– Я не знаю точно, что хочу делать. – Сириус с большим интересом изучал пол. – И не уверен, что должен быть тут.

– Думаю, ты здесь найдешь больше, чем ожидаешь. Просто нужно смотреть в правильном направлении.

– Наверное. Минерва, я…

– Ты говорил об этом с Гарри? – резко перебила она. – Похоже, его эта перспектива радует.

– Что, правда? – слегка нахмурился Блэк.

– Конечно. Тебе бы поговорить прежде, чем принять решение. Он может помочь.

Сириус кивнул – скорее, себе, чем Минерве.

Может помочь, подумал он. Может.

***

Была уже почти полночь, когда Гарри наконец-то разыскал крестного. Кажется, Сириус не сумел достаточно быстро уйти от Минервы после окончания разговора. Он чуть ли не бегом выбежал из Большого Зала (его крестник этого не видел), и Гарри больше часа потратил на поиски, пока в конце концов не сдался и не развернул карту.

Секунду он смотрел на Сириуса, не уверенный, стоит ли его беспокоить, а потом всё-таки сделал шаг вперед: – Сириус, что ты делаешь?

Тот не пошевелился: – Думаю.

– А, – нахмурился Гарри. – И о чём?

– О тебе.

– И что надумал?

Сириус помолчал.

– Как всё изменилось, правда?

Гарри не нужно было спрашивать, что имеется в виду.

– Нет, это мы изменились. То есть, наши чувства.

– Да, – согласился Сириус, подходя к крестнику. – А мы даже не заметили.

Гарри невольно рассмеялся:

– Когда это случилось, мы вдруг перестали соображать.

– Точно, – усмехнулся Сириус.

Думая каждый о своём, они молча стояли друг перед другом. Гарри, помедлив, поднял взгляд: – Я… я в таких делах не мастер, Сириус. Не хочу всё портить.

– Не испортишь, Гарри, – мягко улыбнулся Сириус. – Хотя, думаю, ты верно подметил. Наверное, нам не надо торопиться.

Гарри кивнул, склонил голову и посмотрел на крёстного: – И с чего же мы тогда начнём?

Сириус немного помолчал, потом взял Гарри за руку.

– Может быть, с начала?

@темы: Гарри Поттер/Сириус Блэк, слэш