Фэндом :South Park
Название: Coming Out
Автор: citizenjess
Перевод: Лис
Оригинал: citizenjess.livejournal.com/702172.html?mode=re...
Запрос на перевод отправлен
Пэйринг: Стэн/Кайл, Картман/сырные подушечки
Рейтинг: PG-13
Жанр: романс/юмор
Саммари: в пятнадцать лет они решились сделать важный шаг.
Примечание: PFLAG – организация «Parents and Families of Lesbians And Gays», «Родители и семьи лесбиянок и геев».
Дисклеймер: всё Мэтту и Трею


В пятнадцать лет они решились сделать важный шаг. Кайл в первую очередь сообщил маме. Та встревожено закудахтала и обняла его. И с тех пор с её языка не сходили PFLAG, и гей-прайды, и статистика по евреям-геям. Когда она принялась собирать наклейки на бампер, Кайлу захотелось выброситься из окна, но он достаточно хорошо знал свою мамочку, чтобы не заморачиваться из-за её очередного заветного проекта.

Семья Стэна узнала всё по несчастной случайности – Шелли застала его за просмотром на лэптопе гей-порнухи. «Ты голубой говнюк», – прошепелявила она и рассказала матери (ведь у Шелли никого не было с тех пор, как она чуть не заполучила Скайлера, и вообще она просто сука). Родители Стэна были настроены не так враждебно, хотя он и за сотню баксов не вытерпел бы ещё раз лекцию о безопасном сексе – без упоминаний, наглядную – которую прочитал ему отец.

Солнечным осенним днём, таким тёплым, каким он может быть в октябре в Южном Парке, Стэн и Кайл припарковали велосипеды на подъездной дорожке у дома Картмана. Kайл глубоко вздохнул и нервно потёр руки, а Стэн успокаивающе похлопал его по плечу:

– Давай просто сделаем это, – сказал он. – Разберёмся раз и навсегда. Мы ведь договорились, что когда-нибудь откроемся, помнишь?

– Знаю, чувак, – вздохнул Кайл и посмотрел на друга. Его взгляд снова был полон решимости. Брофловски кивнул, и Стэн понял, что тот готов как никогда. Они вместе подошли к крыльцу; Стэн нажал кнопку звонка – и за дверью раздался громкий звон и шаркающие шаги.

Нельзя сказать, что Картман в пятнадцать чертовски отличался внешним видом – и поведением, к сожалению – от себя девятилетнего, он лишь подрос дюймов на шесть.

– Мужики, что вы тут делаете? – спросил он, расплываясь в обычной глумливой усмешке. По телевизору в комнате шло шоу Терренса и Филипа. Да, не так уж Картман и изменился.

– Мы, ээ, мы хотели бы кое о чём с тобой поговорить, – сказал Стэн – он и сейчас был смелее Кайла. Картман недоумённо взглянул в ответ. – Это займёт всего лишь пару минут, а потом можешь вернуться к своим делам, – быстро добавил Марш.

Картман подумал и сделал шаг в сторону: – Давайте скорей.

Стэн с Кайлом прошли мимо него, не обращая внимания, что им не предложили ни сесть, ни попробовать сырных подушечек, лежащих в большой зелёной вазе на кофейном столике.

– Так что такое важное стряслось, раз нельзя подождать, когда мы тут все соберёмся? – спросил Картман, засыпая в рот горсть подушечек.

Стэн и Кайл посмотрели друг на друга.

– Ну, – начал Марш, боясь потерять самообладание, – Мы… Не знаю, в курсе ли ты, но сегодня национальный день камин-аута.

– Годовщина второго национального марша на Вашингтон за права геев и лесбиянок, – затараторил Кайл фразы из какой-то брошюры PFLAG, которыми его мама засыпала весь дом. – 11 октября 1987 года более пятисот тысяч человек участвовали в марше, чтобы поднять проблему равных прав гомосексуалов.

– Ну, и почему вы меня оторвали от Терренса и Филипа? – скучающе спросил Картман и демонстративно громко причмокнул губами. Его рубашка была вся в крошках от сырных подушечек.

– Ну, – снова вступил в разговор Стэн. – Мы, эээ… это напрямую относится ко мне и Кайлу. К нам. Потому что мы…мы геи.

Картман перестал облизывать пальцы и изумленно вытаращился на них.

– Что ты сказал? – переспросил он.

Кайл выпрямился и смело повторил:

– Мы геи, Картман. Мы геи, а поскольку ты наш друг и всё такое, нам захотелось рассказать, пока ты по-другому не узнал. – Он искоса посмотрел на Стэна – оба не знали, что теперь делать.

Всего лишь за несколько секунд выражение лица Картмана сменилось от раздражения к замешательству, а потом – к ликованию и торжеству.

– Срань господня! – наконец завопил он, противно ухмыляясь. – Боже, как это, блин, классно!

– Классно? – обалдело переспросили Стэн и Кайл в один голос.

– Да! – воскликнул Картман. – Мы с Кенни об этом два года назад поспорили. Теперь этот нищий говнюк должен мне двадцать баксов!

– Что? Вы поспорили, что мы геи? – с негодованием спросил Стэн, инстинктивно сжимая кулаки.

– Да ладно, парни, а то это не было ясно, – фыркнул Картман и так посмотрел на мальчиков, что им стало неловко. – Ну, и кто из вас подаёт, кто ловит?

– Не твоё дело, – рассердился Кайл.

– Да ладно, Кайл, все знают, что евреи всё равно не могут быть сверху. О, боже, – в глазах Картмана сверкнул злобный огонёк. – Чем же мне тебя теперь доставать – ты и жид, и гомик! – Его хихиканье быстро перешло в кашель, когда Кайл пнул его прямо по яйцам. – Oй, блин! – застонал Картман, согнувшись от боли.

– Может, как следует посмотришь в зеркало, жиртрест? – спросил Кайл. – Тебе только что врезал пидор и еврей. – Стэн сжал его руку, и Кайл глубоко вздохнул, постепенно успокаиваясь.

– Ладно, – сказал он главным образом себе, а потом бросил Картману: – Увидимся в понедельник, задоголовый.

– Пока, членожопые, – не остался в долгу тот.

– Ну, – весело сказал Стэн, когда дверь за ними закрылась, – всё прошло лучше, чем я ожидал.

Конец

@темы: South Park, другие фэндомы, слэш